Насколько прочен мир в Таджикистане пять лет спустя после подписания соглашения?

Стратегическая оценка конфликтов и основные направления  миростроительства Камолудин Абдуллаев и Сабина Фрейзер для Глобального консорциума по предотвращению конфликтов при правительстве. Великобритании Март 2003
ВЫРАЖЕНИЕ БЛАГОДАРНОСТИ

Настоящее исследование представляет собой стратегическую оценку конфликтов (СОК) и основные направления миростроительства (ОНМС) в Таджикистане. Глобальный консорциум по предотвращению конфликтов в бывшем Советском Союзе (ГКПК) при правительстве Великобритании и в частности его Департамент по международному развитию (ДМР)  выступили инициатором составления настоящего доклада. Цель СОК заключается в научной поддержке мирных инициатив и программ ГКПК  по  трансформации конфликтов в Таджикистане.

В своей работе мы опирались на методологию анализа конфликтов, которую выработал ДМР, начиная с 2000 года.

Авторы выражают особую благодарность Луизе Перотта из отдела Восточной и Центральной Европы ДМР за ее поддержку на всех этапах подготовки доклада. В Душанбе нам был оказан самый теплый прием послом Великобритании Майклом Смитом, который снабжал нас очень ценными указаниями и организовал плодотворную дискуссию рабочей группы таджикских экспертов, обсудивших в ноябре 2002 года основные выводы доклада.

Мы также очень благодарны местным таджикским экспертам, которые помогали нам во время поездок по стране: Бахрому Маннонову (агентство Азия-Плюс) в Душанбе, Фатиме Ахмедовой (координатор швейцарской Программы по укреплению мира в Таджикистане) в Согде, Турко Дикаеву (Азия Плюс) и Анне Конковой (Кулябский Университет) в Кулябе, Самеддину Лоикову (ОБСЕ) в Шахритусе и Джамиле Шариповой (ОБСЕ) в Гарме. Мы также благодарим Аллу Кувватову (НПО «Традиции и современность»), которая снабдила нас очень ценными замечаниями  о положении женщин в пост-конфликтном Таджикистане.

В Таджикистане нам была оказана поддержка целым рядом сотрудников международных агентств. В их числе были работники ОБСЕ, ПРООН, Программы по реабилитации, реконструкции и развитию, Таджикистанского Бюро ООН по содействию миростроительству (БООНМС), Программы развития и поддержки горных обществ (ПРПГО) Программы Ага Хана по развитию и НПО Гамхори из Курган-тюбе.

Большое количество людей, несмотря на сильную занятость, взяли на себя труд самым подробным образом ответить на все наши вопросы. За это мы выражаем им нашу глубокую признательность.

Хотя взгляды, выраженные в настоящей публикации, были рассмотрены и оценены ДМР, они целиком принадлежат авторам, готовым нести ответственность за ошибки, если окажется, что таковые были допущены.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Выражение благодарности

Сокращения

оглавление

Краткое содержание

Введение

Основные выводы стратегической оценки конфликтов

Главные направления мирного строительства

Стратегическая оценка конфликтов  и основные направлениЯ мирного строительства

Часть первая: Стратегическая оценка конфликтов

Источники конфликтов и противоречий в Таджикистане

Географическое положение и демографические данные

Основные факты гражданской войны

Мирный процесс и его итоги

Источники последних конфликтов и противоречий

Внешняя безопасность и политические проблемы

Внутренняя безопасность и политические проблемы

Экономические проблемы

Социальные противоречия

Поводы и причины возможных конфликтов и трений

Причины внешнеполитического характера

Внутриполитические причины конфликтов

Международный аспект

Зарубежные страны

Международные агентства

Помощь извне и ее влияние на динамику конфликта и мира

Часть вторая: Основные направления мирного строительства

Уровни мирного строительства

Региональный уровень

Таджикистан и его соседи

На уровне Таджикистана

Мирное строительство в действии

Поддержка процесса демократизации

Расширение доступа к информации и образованию

Привлечение общин к принятию решений

Поддержка усилий неправительственного сектора по наблюдению и лоббированию

Помощь населению в овладении механизмами предотвращения  конфликтов

Приложение. Список опрошенных лиц

Библиография

Краткое содержание[1]

_____________________________________________________________________

Введение

Прошло более пяти лет со дня подписания соглашения, которое принесло мир в Таджикистан. Все это время в стране удавалось сохранять мир и спокойствие. В этом смысле Таджикистан явил всему миру редкий случай удачного перехода от жестокого конфликта  к миру через переговоры и создание правительства, в которое вошли бывшие противники. Не будет преувеличением сказать, что мир это самая главная ценность жителей страны. Сегодня Таджикистан готов заплатить самую высокую цену за то чтобы избежать кровопролития, подобного тому, которое имело место в 1992-1997 годах.

Независимый Таджикистан претерпел самый болезненный в бывшем СНГ процесс национального строительства. С 1991 года страна пережила всплеск политической активности, гражданскую войну, ведомый международной общественностью мирный процесс, интеграцию оппозиционных сил в правительство, разоружение бывших вооруженных противников и перераспределение власти между регионами. Хотя Таджикистан с успехом преодолел многие последствия войны, успокаиваться рано. Стране предстоит проделать огромную работу по налаживанию сотрудничества с соседями, созданию подлинно демократической и децентрализованной системы государственного управления, налаживанию эффективной экономики и привлечения инвестиций.

Глобальный консорциум по предотвращению конфликтов (ГКПК) выступил инициатором составления настоящего доклада осенью 2002 года, вскоре, после того как минуло ровно 5 лет со дня подписания межтаджикского мирного соглашения.

Стратегическая оценка конфликтов (СОК) в Таджикистане была проведена с 7 Октября по 10 ноября 2002 года  Сабине Фрейзер и Камолом Абдуллаевым. Работа велась в городе Душанбе и четырех регионах республики. Использовались методы качественного анализа. Основной материал был добыт в результате интервью и бесед с рядом таджикских и зарубежных лидеров и экспертов, включая правительственных чиновников центрального и районного уровней, руководителей джамоатов. В числе опрошенных лиц вошли также представители политических партий, религиозные лидеров, ученые, журналисты, члены НПО, сотрудники многосторонних и двусторонних международных агентств (см. приложение). Было проведено несколько групповых дискуссий на местах с участием жителей городов и сел, включая женщин и мужчин из различных национальных и региональных групп.

Основные выводы стратегической оценки конфликтов

Главный вывод стратегической оценки заключается в том, что, несмотря на растущие внешние и внутренние угрозы,  государство и общество Таджикистана демонстрируют удивительно высокую сопротивляемость к возобновлению гражданской войны. Мир удается сохранить, несмотря на то, что эта страна не обладает механизмами предотвращения конфликтов. Эта нехватка эффективных механизмов регулирования региональных конфликтов с одной стороны, и слабость таджикских институтов, которые бы смогли выступить в качестве посредников в случае возникновения внутренних конфликтов с другой, делают Таджикистан уязвимым в случае быстрой эскалации внутренних и внешних разногласий.

А. К вопросу об источниках конфликтов в Таджикистане

Гражданская война 1992-1997 годов сделала Таджикистан менее восприимчивым к конфликтам. В ходе той войны погибло 50 000 человек и 65 000 (одна десятая часть всего населения) были согнаны со своих мест. Движимые различными импульсами, в том числе осознанием того, что продолжение противостояния может привести к распаду таджикской государственности, воюющие группы подписали в конце июня 1997 года Общее соглашение об установлении мира и национального согласия. В конце 2002-го, когда составлялся этот доклад, политические элиты были объединены общим стремлением укрепления нации и государства, в то время как население было вовлечено в болезненный процесс восстановления. И те, и другие не проявляли намерения вновь взяться за оружие.

Правительство и оппозиция сотрудничали с 1997 года в деле возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), подавления вооруженных групп, не желавших примирения, подготовки выборов и оказания сопротивления незаконным исламским движениям, таким как Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и Хизб-ут тахрир (ХуТ). Тридцатипроцентная квота, предоставленная Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) и легализация Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) сделали деятельность этой партии прозрачной и уменьшили опасность религиозного экстремизма. Однако эти шаги не привели ни к образованию оппозиции как устойчивого политического института, ни к формированию коалиционного правительства. Роль политического ислама остается невыясненной.

Внешние источники конфликтов

Пока что Таджикистан выигрывает от стабилизации обстановки в Афганистане, вызванной международным вмешательством в эту страну в 2002 году. Тем не менее, его чувствительность к внешним воздействиям остается исключительно высокой. Безопасность Таджикистана в значительной степени зависит от его взаимоотношений с более сильными соседями – Афганистаном, Узбекистаном, Россией, Кыргызстаном и, в меньшей степени, Китаем.

На протяжении последних десяти лет нестабильность в Афганистане оказывала негативный, хотя и косвенный, эффект на Таджикистан. Все это время продолжалась незаконная переправка наркотиков, оружия и вооруженных группировок. Международное вмешательство в дела Афганистана в 2001-2002 годах  снизило угрозу вторжения экстремистских группировок в Таджикистан. Однако оно не повлияло на наркоперевозки и проявления насилия на афгано-таджикской границе. 2002 год стал рекордным по части производства опиума в Афганистане. Через Таджикистан проходит один из основных путей незаконного наркобизнеса. Около 80% героинового рынка Европы пополняется за счет афганского зелья.[2] Его перевозка через Таджикистан вызывает насилие, преступления, коррупцию, незаконные доходы, а также рост потребления наркотиков среди молодежи.

Помещенный между Россией и Китаем, Таджикистан преуспел в сохранении хороших отношений с обеими державами. Россия является главным гарантом стабильности и сохраняет свое 25-тысячное военное присутствие в Таджикистане. Отношения между Китаем и Таджикистаном базируются на общих интересах борьбы против религиозного экстремизма, незаконной перевозки наркотиков, оружия и товаров. Стороны также заинтересованы в развитии приграничной торговли.

Взаимоотношения между Таджикистаном и Узбекистаном отличаются недоверием и даже напряжением. Эти страны дают противоположные ответы на вопрос об источниках терроризма и природе политического ислама. Однако в отношениях таджиков и узбеков не наблюдается  «врожденных» соперничества и враждебности. Здесь конфликты возникают, главным образом, между правящими элитами.

Пограничные споры между Таджикистаном и Узбекистаном и Таджикистаном и Кыргызстаном являются еще одним источником возможных конфликтов, который, однако, приглушается посредством постепенной демаркации границ. Тем не менее, границы остаются источником проблем из-за ограничения свободы передвижения населения, препятствий при взаимообмене ресурсами и информацией.

Внутренние источники конфликтов

По мере того, как мирный процесс снял проблемы раздела власти между правительством и ОТО, а также между различными региональными группировками, внутренний потенциал конфликтов значительно уменьшился. В свое время именно вопрос о власти явился ключевым в развязывании гражданской войны. Однако раздел власти не привел к большей открытости общества и прогрессу в продвижении к демократии и децентрализации.

В настоящее время процесс национального строительства, сопровождающийся усилиями центрального правительства утвердить свою власть во всех регионах, подходит к своему завершению. Он приводит  к постепенной централизации власти в руках президента. При этом остальные ветви власти не оказывают никакого сопротивления усилению исполнительной власти. Тем не менее, до сильной президентской власти Таджикистану пока далеко. Отсутствуют такие важные элементы как автономия режима от внешних источников влияния и консолидация таджикских элит. Кроме хронической и малоплодотворной пока  зависимости от России, сохраняется фрагментация региональных элит. Не следует забывать также о неподвластной президенту исламской оппозиции и нарождающейся светской оппозиции новой формации.

Приватизация и экономические реформы завершились неудачей и не привели к созданию среднего класса, искренне поддерживающего официальный курс. Лояльность чаще не завоевывается, а покупается. Таджикское правительство представлено теми, кто не успел, не сумел или не собирается проявить себя и заслужить доверие граждан. Режим основан на коррумпированной, полуфеодальной системе, в которой большинство государственных должностей раздается в качестве «призов победителям», а также с целью создания патронажной системы, или просто продается. При этом ресурсов у бедного и истощенного Таджикистана не хватает для  удовлетворения растущих запросов политических предпринимателей и поддержания мира между элитами. Управленческие структуры слабы и подчинены строгой иерархии.

Распределение власти между центром и периферией не оказало пока положительного эффекта, хотя центр пытается создать надежный баланс региональных интересов. Положительным итогом гражданской войны можно считать растущую интеграцию Севера. Если в прошлом Согд имел устойчивую сепаратистскую тенденцию, то в настоящее время эти устремления пошли на убыль. Напротив, наиболее «недовольный» регион сегодня это восточный  Хатлон, родина действующего президента и мэра Душанбе.

Предстоящие в 2005 и 2006 годах парламентские и президентские выборы могут стать важным послевоенным механизмом перераспределения власти. Согласно действующей конституции, срок пребывания президента у власти прекращается в 2006-ом, по истечении одного 7-летнего срока. Окончание мандата президента, вероятно, вызовет новый виток политического соперничества. Хотя в марте 2003 года  парламент принял решении о проведении референдума по 56 поправкам в конституцию, включая ту, что вводит два семилетних президентских мандата. Референдум, запланированный на 22 июня 2003 года, предоставит возможность повторного избрания действующему президенту. Президент в своем весеннем (2003 года) обращении к парламенту уже поддержал идею референдума.[3] Тем не менее, оппозиционные партии выразили свое несогласие с подобной практикой вынесения на референдум поправок без предварительного ознакомления и всенародного обсуждения. Критика раздавалась даже из среды тех, кого считали сторонниками президента.[4] Как развернутся дальнейшие события, остается неясным. Между тем, в момент завершения составления настоящего доклада, в начале мая 2003 года, подготовка к успешному проведению референдума находилась в полном разгаре.

Соперничество между политическими партиями поставило правящую Народно-демократическую партию Таджикистана (НДПТ) против ПИВТ. Однако   многопартийность и политический диалог находятся в зачаточном состоянии. Большинство населения не проявляет никакого интереса к политическим партиям. Все партии испытывают нехватку постоянно действующих связей между электоратом, лидерами, кандидатами и активистами. Их программные положения общи и нечетки, а инфраструктуры аморфны.

Отношения между властями, служителями культа и политическим исламом остаются напряженными. Недостаточно развит диалог между светскими и религиозными лидерами. Складывается впечатление, что президент Рахмонов и его окружение используют риторику «войны против терроризма» для подавления политического ислама. В своей речи в июле 2002 года в Исфаре президент обвинил ПИВТ в связи с террористами Ал-Каеды. Затем последовала перерегистрация мечетей и имамов. Вполне вероятно, что напряжение в отношении правительства с политическим исламом усилится в предвыборный период. Тем не менее, легализация ПИВТ сыграла несомненно позитивную роль. В 2002 году заметных выступлений террористских исламских движений в Таджикистане не наблюдалось.

Трения по поводу реинтеграции бывших боевиков резко сократились, хотя некоторые бывшие командиры, продолжают сохранять влияние наместном уровне, в то время как органы безопасности остаются слабыми и непрофессиональными.

Социально-экономические источники конфликта

В то время как главные усилия были направлены на разрешение политических и военных проблем, более значительные проблемы безопасности, такие как экономика, социальная сфера а также права человека не получили должного внимания.[5] Совершенно очевидно, что в 2002 году бедность, безработица,  коррупция, громадная внешняя задолженность и отсутствие верховенства закона являлись главными угрозами стабильности в Таджикистане.

В Таджикистане «крайняя бедность является главной проблемой развития […] 83% населения живет за чертой бедности, средняя зарплата не превышает $ 7, а среднегодовой доход равен $170»[6] . Согласно мнению многих аналитиков, бедность является важным принципиальным источником конфликтов.

После развала СССР и последовавшей затем гражданской войны, инфраструктура, транспортные линии и социальные услуги пришли в состояние упадка. Население Таджикистана стремительно растет, опережая строительство нового жилья, инфраструктур, рабочих мест, орошаемых земель и т. д. Однажды, в 1990 году недостаток жилья в Душанбе уже вызвал беспорядки. По-видимому, недостаток жилья и дефицит коммунальных услуг в условиях быстрого роста населения может стать серьезным источником конфликта. В марте 2002 г. женщины Куляба уже выразили свое недовольство низким уровнем коммунального обслуживания, устроив демонстрацию и бросая камни в направлении заместителя премьера правительства.

Земельная реформа и реорганизация государственных хозяйств таят в себе еще один источник конфликта. 65%  населения живет в сельской местности и им предстоит соревноваться за ограниченные площади орошаемых земель страны, пригодных для земледелия и предоставленных в их распоряжение. Реорганизация государственных сельхозпредприятий и колхозов, которая получила ускорение в 1997 году, увеличила разрыв между получившими земельные наделы и безземельными дехканами. Большинство бывших колхозников так и не обрели привилегий земельного собственника. Приватизация была проведена, но необходимые меры для обеспечения ее справедливости и эффективности не были предприняты.

Высокий уровень безработицы вызвал массовый отток трудовых ресурсов в Россию. От 500 тысяч  до 1 миллиона таджиков привозят огромные суммы в обход законодательства о налогах. Однако запрет на трудовую миграцию и возвращение нелегалов в Таджикистан может послужить причиной острого конфликта. В ноябре 2002 года в России был принят законодательный акт, регулирующий статус иностранных граждан и трудовых мигрантов. Вполне вероятно, что это может вызвать депортацию таджиков и рост числа недовольных безработных мужчин жителей Таджикистана. Пока, несмотря на запреты и трудности, сотни тысяч таджиков и таджичек, готовых на самую тяжелую, низкооплачиваемую и унизительную работу продолжают отправляться в Россию.

Политической властью и ресурсами страны безраздельно распоряжается узкий, замкнутый круг элиты, которая стремится подчинить государственные институты, законы, и экономику страны своим личным интересам. Хотя рамки настоящего исследования не позволяют с документальной точностью подтвердить факты коррупции, косвенные данные позволяют предположить, что правящая элита почти бесконтрольно, в своих интересах расходует международные кредиты. Зачастую она допускает укрывательство от налогообложения, незаконные бартерные сделки, контрабанду и другие нарушения законов. Вполне возможно, что такого рода откровенная коррупция на фоне массового обнищания может явиться еще одним источником конфликта.

Имеющиеся данные демонстрирует увеличивающееся неравенство полов. Положение женщин в экономической, политической и общественной сферах жизни кардинально меняется. Гендерные проблемы дали знать о себе тогда, когда, в нарушение привычных социальных норм, женщины стали появляться на рынке и малом бизнесе. Большинство молодежи переживает «кризис идентичности». Вытолкнутые на периферию общественной жизни, они замечены в антиобщественном поведении;  некоторые идут в преступные банды. Растет проституция.

Активисты прав человека отмечают нередкие случаи пыток, несправедливых наказаний, незаконных арестов и задержания, а также предвзятого судопроизводства. Большинство населения не считает органы юстиции и безопасности независимыми, непредвзятыми и справедливыми. Свобода прессы существенно ограничена, хотя в последнее время и были сделаны некоторые позитивные шаги в этом направлении. В частности, было дано разрешение на свободное радиовещание в Душанбе. Организации гражданского общества недостаточно сильны и опытны, чтобы следить за действиями государства, лоббировать свои интересы и поддерживать прогрессивные начинания.

В. Причины способные вызвать конфликт

Несмотря на наличие целого ряда источников конфликтов, таджикскому обществу удается избегать возобновления насилия и гражданской войны. Причиной тому служит согласие элит и политических предпринимателей, поддерживающих национально-государственное строительство. Это согласие основано на взаимоприемлемом распределении должностей и ресурсов. Однако бедный Таджикистан не обладает запасом ресурсов, достаточным для долгосрочного удовлетворения запросов всех элит. Ущемление интересов той или другой группы может привести к конфликту из-за ресурсов и резкому переходу от мира к войне. Совершенно очевидно, что такой мир временен и непрочен. Сам консенсус основан на далеко не равном распределении и без того скудных ресурсов, а также власти между всеми регионами и социальными группами. Таджикское государство и общество все еще не обладает достаточно эффективными механизмами предотвращения и регулирования конфликтов. Тот инструментарий, который должен выступить в роли посредника – оппозиционные политические партии, независимая пресса, эффективная судебная власть и активное гражданское общество – находятся в стадии эмбрионального развития. На региональном уровне Таджикистан также слабо защищен от возможных международных конфликтов, так как он не выработал эффективных механизмов взаимодействия с соседними государствами.

Важной причиной конфликта может стать, вызванное  изменением российского законодательства и ростом антимусульманских настроений, возвращение таджикских трудовых мигрантов на родину. Это может прервать денежный поток из России в Таджикистан, а также вызвать резкий рост и без того высокой безработицы и социальные потрясения.

Как было указано, Таджикистан выиграл от временной стабилизации в Афганистане, вызванной международным вмешательством в эту страну. Однако основные проблемы этого южного соседа Таджикистана еще ждут своего разрешения. Вполне вероятно, что дестабилизация в этой стране окажет отрицательное воздействие на весь регион и Таджикистан в частности.

Трения между Киргизией и Таджикистаном пока удается локализовать и устранять ненасильственным путем. Однако они могут стать опасными в случае возникновения разногласий между киргизским Севером и Югом, или конфликтов между этническими группами, населяющими юг этой страны.

Внутри Таджикистана важной причиной конфликта может стать де-легитимизация (возобновления запрета)  ПИВТ и политического ислама. Она может обострить ситуацию, как это уже имело место в июле 2002 г. в Согдийской области после известного выступления президента Рахмонова, обвинившего местных исламистов в экстремизме.

В настоящее время, таджикские регионы вряд ли решатся бросить открытый вызов Кулябу. Конфликт из-за ресурсов и власти может возникнуть между самими кулябскими политическими предпринимателями. Население самого Куляба глубоко разочаровано отсутствием положительных перемен и  в открытую выразило свое недовольство. Пока там нет единого политического лидера, способного мобилизовать своих сторонников. Однако, в случае ущемления интересов какой-либо политической группы, такой лидер может дать о себе знать.

Выборы 2005 и 2006 годов дают шанс противоречиям вылиться в законной форме, в виде «позитивного конфликта». Для того, чтобы придать этому процессу цивилизованный характер, необходимо соблюдать все необходимые демократические процедуры, укреплять структуры политических партий, совершенствовать электоральные механизмы и законодательство. Предвыборная кампания может сопровождаться возрастающей нервозностью и попытками президента и его сторонников давить на оппозицию как внутри собственной партии, так и за ее пределами.

Рост нищеты и нарастание неравенства в Таджикистане могут вызвать недовольство населения, сопровождаемое такими явлениями как преступность и незаконный оборот наркотиков, а также религиозный экстремизм. Социальное неравноправие и неравенство при распределении ресурсов могут заставить некоторые группы населения выйти на улицу, для того чтобы выразить свой протест в резкой форме.

С. Внешнеполитические причины

До недавнего времени Таджикистан пребывал на самой периферии международного развития. Ситуация изменилась сразу после 11 сентября 2001 года, когда Таджикистан начал со стремительной быстротой устанавливать двусторонние отношения со многими странами. Одновременно с этим расширились международные программы, нацеленные на развитие Таджикистана.

Главная организация, ответственная за поддержку реализации меж-таджикского мирного договора – Бюро ООН по содеействию миро строительству (БООНМС или UNTOP), в момент написания настоящего доклада перестраивал свою работу, переключаясь на более широкие программы предотвращения конфликтов и обеспечения стабильности. Программа ООН по развитию (ПРООН или UNDP), которая работает в  Таджикистане с 1994 года, также переориентировала свою работу с постконфликтного восстановления на развитие. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), была более других международных организаций вовлечена в поддержку прав человека, свободы прессы, свободных и справедливых выборов, и женского равноправия в Таджикистане. Европейский Союз (ЕС) недавно завершил подготовку Доклада по стратегии на 2002-2006 годы и Аналитической программы по Средней Азии на 2002-2004 годы (Strategy Paper 2002-2006 and Indicative Programme for Central Asia 2002-2004)

Таджикистан сотрудничает со всеми важнейшими международными финансовыми организациями, включая Всемирный банк, Международный валютный фонд, Азиатский банк развития и Исламский банк развития.

В число главных государств, представляющих гранты Таджикистану входят США, Япония и Швейцария. За ними идут Германия и Англия. Агентство США по развитию (USAID) значительно увеличило свою помощь до 40 миллионов долларов США в 2002-2003 годах. Главная цель американских программ по предотвращению конфликтов – обеспечение жизненных условий и создание инфраструктур, необходимых для нормализации обстановки и снижения вовлечения населения в незаконный бизнес. Правительство Швейцарии отличилось своими программами по предотвращению и регулированию конфликтов в Таджикистане и Ферганской долине.

Несколько международных организаций заняты в проектах по предотвращению конфликтов и миростроительству в Таджикистане.  Почти все они не имеют своих представительств в стране и вынуждены действовать из-за границы. Наряду с ними  несколько программ по развитию реализуется международными НПО внутри Таджикистана. С 1992 года в стране работает Программа Ага Хана по развитию (ПАХР или AKDN).

В целом, международная поддержка внесла свой достойный вклад в обеспечение мира и стабильности в Таджикистане. Можно сказать, что в  настоящее время международные организации почти завершили переход от восстановительных программ к программам по развитию. Однако, по причине сохраняющегося напряжения, как в Таджикистане, так и во всем регионе, программы по развитию должны быть надежно увязаны с предотвращением конфликтов. Многие вопросы, которые находятся в поле внимания настоящего доклада, имеют отношение к предотвращению конфликтов. Среди них проблемы бывших боевиков, разрешение приграничных конфликтов на местах без вмешательства центра, выбор между «стабильным» и «справедливым» развитием, влияние кредитных программ на возникновение конфликтов, и т.д.

Главные направления миростроительства

Стратегическая оценка конфликта позволяет сделать вывод о том, что Таджикистан столкнулся с целым рядом угроз внутреннего и внешнего характера, которые, накладываясь друг на друга, могут спровоцировать более масштабный конфликт. Поскольку эта страна не выработала механизмов регулирования  конфликтов,  настоящий доклад  указывает на неотложную необходимость разработки широкого подхода с целью помочь Таджикистану создать собственные инструменты предотвращения и регулирования региональных и внутренних конфликтов.

На региональном уровне, Великобритании следует, вместе с другими международными агентствами и отдельными государствами, поощрять стремление к региональному сотрудничеству путем налаживания диалога между государствами Средней Азии и поддержки соглашений в сфере обеспечения безопасности. В частности, Глобальный Консорциум по Предотвращению Конфликтов (ГКПК) должен поддержать региональные проекты таких ведомств как Офис ООН по демократическим институтам и правам человека (ОДИПЧ) и ОБСЕ и разработать новые формы регионального сотрудничества. Кроме того, ГКПК следует придавать большое значение проектам, которые содержат «пограничный компонент», то есть имеют выходы на пограничные территории соседних Таджикистану государств.

Внутри Таджикистана ГКПК следует сосредоточиться на усилении механизмов регулирования конфликтов. Для этого необходимо помочь населению Таджикистана в приобретении следующих навыков:

Ненасильственного выражения их недовольства политикой правительства и правящих элит путем участия в демократическом процессе.

Обретения и обмена независимой и полной информацией о событиях в стране и принимаемых в ней решениях путем укрепления независимых средств массовой информации и системы высшего образования.

Участия в принятии решений на местном уровне путем реформы местного самоуправления и развития традиционных политических институтов.

Наблюдения за тем, как правящие элиты принимают решения по международным кредитам и грантам и как их в дальнейшем тратят, через средства массовой информации и институты гражданского общества.

Защиты собственных интересов через независимую прессу и нейтральные судебные органы, а также традиционные механизмы разрешения конфликтов.

Вы ознакомились с кратким содержанием доклада. Его полный текст содержит подробное описание программ, проектов и организаций,  с которыми ГКПК может в дальнейшем сотрудничать в Таджикистане.


[1] Настоящая публикация представляет собой краткое содержание доклада.

 

[2] EU Strategy paper 2002-2006 and Indicative Programme for Central Asia 2002-2006, p.10.

[3] Азия-Плюс, 10 апреля 2003 г.

[4] Азия-Плюс, 10 апреля, 18 апреля 2003 г. Вечерний Душанбе, 11 апреля 2003 г.

[5] Здесь мы исходим из широкого определения безопасности, подразумевающего обеспечение сохранности личности  в сочетании с защитой территориального единства, политической стабильности и экономического процветания. (James Rosenau, “New Dimensions of Security: the Interaction of Globalization and Localizing Forces”, Security Dialogue, no. 25 93): 255-81, 1994)

[6] Tajikistan Consolidated Inter-Agency Appeal 2002, p.4.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*