Город цветущего миндаля

Сегодня в историко-краеведческом музее города Канибадам прошла церемония дарения копии миниатюры индийского художника XVI века Сур Даса “Базар в Канд-е Бадаме”, на котором изображен эпизод взвешивание и транспортировка миндаля из книги воспоминаний «Бабурнаме», хранящейся в Национальном Музее Индии в Нью Дели.
Копия картины написана индийскими мастерами. Выполнена на полотне размером 90 х 120 см уникальными натуральными красками, добытыми по старым рецептам из малахита, лазурита, различных растений и других природных материалов.
Дар был преподнесен представителями Фейсбук группы «Кучаи Джар», в которую входят 90 участников. Все они связаны родственными узами и ныне проживают в Таджикистане, России, Узбекистане, Белоруссии, Америке, Европе, Австралии, Японии и других странах. Кучаи Джар – это старое название улицы и квартала в исторической части Канибадама, в котором находится Медресе Мир-раджаб Додхо. До революции и в первые годы после нее, в этом учебном заведении преподавали предки «кучиджаровцев» – в том числе мударрис Бурихон Домулло и его сыновья Убайдуллохон и Муртазохон. В настоящее время в здании медресе расположен исторический музей Канибадама.
На церемонии дарения приняли участие представители хукумата города Канибадам, общественность и представители дарителей.
10472811_10203074088595076_2563603390904310109_o
МЕЖДУ ТЕМ,
Бабур, индийская миниатюра и «Город Цветущего Миндаля»
Одно из зависящих от Худжанда местечек – Канд-и- Бадам. Это, правда, не большой город, но хорошенький городок. Миндаль в нем превосходен; по этой причине Канд-и-Бадам и назван таким именем. Весь его миндаль идет в Хурмуз (Персия) и в Хиндустан.
Этот абзац из книги воспоминаний «Бабурнаме», написанной Захириддином Мухаммад Бабуром (1483-1530) снабжен красочной миниатюрой, на которой изображена сцена базара в Канибадаме.
Кто такой Бабур? Если быть кратким, он был правителем Ферганы, который пытаясь утвердиться Самарканде, потерпел поражение от вторгшихся из степи узбеков Шейбани Хана. Он был вынужден бежать в Бадахшан, оттуда он пошел на Кабул, затем в Индию, где одержав блестящие военные победы, основал одну из сильнейших империй того времени – государство Великих Моголов, просуществовавшее вплоть до середины 19 века, то есть до установления английского владычества.
Бабур происходил от двух величайших в мире тиранов. По отцу он был тимуридом, а по матери – чингизидом. Свою автобиографию он написал на родном языке – тюрки (староузбекском). От Тимура – тюркизированного и исламизированного монгола – он унаследовал неудержимую энергию, отвагу и мобильность. В одном из своих рубаи Бабур писал:
«Остановился я на миг, мне снова в путь пора».
Книга является ценным образцом узбекской средневековой литературы. В то же время по структуре, морфологии и словарю, она несет отчетливое персидское влияние. Некоторые стихи даны на фарси. В Бабуре счастливо сочетались упрямство и сила кочевника тюрко-монгола с утонченностью и урбанизмом перса. С его именем связан ренессанс персо-исламской культуры и ее экспансия на Индийский субконтинент.
Созданная Бабуром империя просуществовала достаточно долго – более 300 лет. Во многом это было результатом того, что моголы, будучи мусульманскими правителями многоконфессионального и полиэтнического Индостана, в отличие от их предков, были либеральны и терпимы по отношению к покоренным ими народам.1507263_10152818406111934_408155396679052287_o
Правитель крошечного ферганского царства, потерпевший поражение на родине, но ставший, благодаря своим талантам, завоевателем обширной территории от Аму Дарьи до Индийского океана, оставил о себе славу первого и лучшего правителя-мемуариста в письменной исламской традиции. Его автобиография переведена на многие языки и до сих пор издается большими тиражами. «Бабурнаме» изучают не только как источник по истории Средней Азии, Афганистана и Индии 15-16 веков, но и как бесценный образец исламской прозы и поэзии. Наконец, это просто приятное и захватывающее чтение для массового читателя всех времен и народов, так как оно изобилует интересными деталями, касающимися не только политики и общественных отношений, но и флоры, фауны, географии, дворцовых интриг, характера и психологии людей с кем он встречался, и наконец, самого автора.
«Бабурнаме» с иллюстрацией о Канибадаме вышла в период правления внука Бабура – Акбара (сына Хумаюна) в конце 16 века. Акбар был фактическим основателем империи и большим покровителем искусства и наук. Он объявил фарси языком администрации Индостана и поручил перевести все важнейшие книги, в том числе «Бабурнаме» на этот язык. Переведенные индийские и тюркские литературные шедевры стали более доступными для европейских и восточных читателей, которые знали персидский лучше других восточных языков. Именно при Акбаре культурное взаимообогащение мусульман достигло своего пика и начал формироваться могольский стиль в живописи и архитектуре. Акбар нанял большую группу художников – персов и индусов для оформления книг. Он требовал от миниатюристов, чтобы они писали реалистичные и подробные – «сериальные» – иллюстрации. Индус Сур Дас, автор рассматриваемой миниатюры, как и сам заказчик (Акбар) не был в Фергане; в лицах, одежде и архитектуре нет ничего «канибадамского». Миниатюра привлекает внимание характерным для Индии разнообразием ярких зеленых, красных и оранжевых тонов и множеством деталей. В то же время видно сильное влияние персидской миниатюры – светской и реалистичной, более близкой к европейской, чем азиатской живописи. На небольшом пространстве художник поместил: людей за работой (торговцев, покупателей и сборщика миндаля), животных (верблюдов и собаку), реку, деревья и здания. Животные и люди представлены в различных позах: миндаль сыплется в мешки, караванщики крепят груз, собака наблюдает за происходящим, положив голову на лапы.… Все это делает композицию завершенной и, в то же время, придает ей динамичность. Делает ее похожей на кадр из фильма. Зрителю хотят сказать: «смотрите, в хорошеньком городке Канд-е Бадаме идет торговля и погрузка ценного продукта, который вот-вот отправится караваном в Индостан и Хурмуз».
После своего изгнания, Бабур так и не вернулся на родину. Но он никогда не забывал ее. Современники вспоминали, что всякий раз, когда Бабур пробовал сладкую дыню, , видел красивый сад, или ощущал дуновение освежающего горного ветерка, он вспоминал о Кабуле (где после смерти, в саду Боги Бобур, заложенном им самим, согласно завещанию, он был захоронен), Самарканде и конечно о родной Фергане, небольшой, но яркой жемчужиной которой был утопающий в садах «Город Цветущего Миндаля». Именно так, поэтично и с любовью, назвал свою малую родину знаменитый режиссер Камиль Ярматов, чьи потомки, в числе прочих, преподнесли ценную картину в дар родному Канибадаму.