Был ли Таджикистан провинцией Китая? Часть 2

В первой части вкратце были рассмотрены некоторые проблемы древней истории Западного края (Синьцзяня), влияния местной династии Кушан и китайской династии Хань (206 до н. э. -220 н.э.) в этом регионе, а также попытки династии Тан установить китайский контроль над всей Средней Азией.

Continue reading Был ли Таджикистан провинцией Китая? Часть 2

Был ли Таджикистан провинцией Китая? Часть 1

Из публикаций китайских СМИ:

В 21 веке Китай – очень сильная страна в мире.[…] Глубоко восхищаясь и восторгаясь древними соседними странами, многие страны хотят стать вассальным государством нашей страны, или напрямую слиться с Китаем. Такое часто происходило во времена могущества древнего Китая, например во время династии Хань. Это было обычным явлением при династиях Тан и Мин; даже сейчас есть много этнических групп, которые хотят присоединиться к Китаю.

Continue reading Был ли Таджикистан провинцией Китая? Часть 1

Не стало Лидии Сечкиной – ведущего историка Таджикистана

В Бостоне (США) 11 января скончалась доктор исторических наук Лидия Петровна  Сечкина. Короновирус прервал ее жизнь за два месяца до 94-летия. Долгие годы Сечкина была ведущим историком Таджикистана периода Великой Отечественной войны.

Continue reading Не стало Лидии Сечкиной – ведущего историка Таджикистана

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха: взгляд из Душанбе

Камолуддин Абдуллаев, историк

Нагорно-Карабахская Республика (с 1923-1991 г. – Нагорно-Карабахская область) это небольшой регион, размером с наш Ванчский район. Большинство населения в этой горной республике – армяне, географически же он находится в пределах Азербайджана.

Continue reading Конфликт вокруг Нагорного Карабаха: взгляд из Душанбе

Низоъ бар сари Қаробоғи Кӯҳӣ: Нигоҳ аз Душанбе

Камолуддин Абдуллоев, таърихнигор

Ҷумҳурии Қаробоғи Куҳӣ (солҳои 1923-1991 – вилояти Қаробоғи Куҳӣ) минтақаи на он қадар бузург буда, бо ноҳияи Ванҷи мо баробар аст. Бештари сокинони ин минтақаи кӯҳӣ арманиҳо ҳастанд ва он аз нигоҳи ҷуғрофӣ дар ҳудуди Озарбойҷон ҷойгир аст.

Continue reading Низоъ бар сари Қаробоғи Кӯҳӣ: Нигоҳ аз Душанбе

Авести на Сырдарье и на Амударье

Австро-венгерские военнопленные в Таджикистане
Таджикистан не относится к числу стран со значительным притоком иностранных граждан. Отчасти потому, что он считался отдаленным, небогатым, а порой и опасным местом, малопривлекательным для добровольной смены жительства. Чаще Таджикистан, наряду с Сибирью, Дальним Востоком, другим республиками Средней Азии рассматривался как место пригодное для депортации. Старожилы могут вспомнить1940-1950 гг., когда сюда были высланы немцы Поволжья, народы Кавказа, татары Крыма, иранцы, корейцы и др. В Таджикистан было депортировано намного меньше народа, чем скажем в соседний Узбекистан. Именно поэтому особый интерес вызывает малоизвестные доселе страницы отечественной истории, когда наша страна становилась для кого-то пусть вынужденным, но все же спасительным пристанищем. В настоящей публикации речь пойдет о периоде Первой Мировой войны (1914-1918 гг.), когда земля таджиков стала домом для военнопленных Австро-Венгрии.

В период Первой Мировой войны около 8 миллиона человек с обеих воюющих сторон стали военнопленными. Из них чуть более 2 миллионов были гражданами Австро-Венгрии, попавшими в русский плен. Поскольку в те годы Худжандский уезд, который был частью Российской империи, ее глубоким тылом, он также стал пристанищем для военнопленных. К сожалению, тема пребывания иностранных подданных, оказавшихся в плену в годы Первой мировой войны на территории Таджикистана, использования их труда в экономике региона, политике властей и отношении местного населения, оказалась вне научных интересов советских историков. Разработки по данной проблеме в Таджикистане не проводились до конца 20 века. Большой вклад в изучении этой темы внес замечательный историк Шарифджон Джалилов в книге «Эхо первой мировой войны в Ходжентском уезде» (2006 г.). Важные сведения по этой теме содержаться в книге Хасанбоя Шарифова «Манзили аҷдоди мо» («Дом наших предков» – 2007 г.) Также, этой теме посвящена публикация 2014 г. в газете «Азия Плюс» журналистки Б. Абдурахмановой «Следы Первой мировой войны в Худжанде», http://www.toptj.com/News/2014/05/09/sledy_pervoy_mirovoy_voyny_v_khudzhande. Настоящая статья делает попытку продолжить изучение этой проблемы.

Continue reading Авести на Сырдарье и на Амударье

Сто лет без Бухары

На днях исполняется сто лет т.н. Бухарской революции, положившей конец эмирату и приведшей к власти в Бухаре режим младобухарцев-джадидов, который впрочем продержался недолго, перейдя в полное подчинение Москве, перед тем как в 1924 г. Бухара как государство вовсе исчезла со всех карт, разойдясь на национальные советские республики в составе СССР. На тему Бухарской революции написано немало книг и статей, особенно за последние 30 лет. Но они больше описывали события 1920 г., оставляя без ответа вопрос: чем же именно являлась Бухара, что же произошло тогда, каково историческое значение событий столетней давности? Таджикский историк Камолудин Абдуллаев постарается ответить на эти вопросы.

Continue reading Сто лет без Бухары

Камолуддин Абдуллаев: Кто хозяин на Памире?

Ан Лушан

Таджиков и китайцев соединяет долгая история взаимодействия и обмена в сфере торговли, культуры и религии. В древности и средние века таджики, как восточные иранцы, связывали Китай с Европой. По мнению американского ираниста Джона Перри, популярный сегодня «Шелковый Путь» является «синонимом иранского пространства как вектора культуры», поскольку именно иранцы сыграли решающую роль в обустройстве торговых путей и соответствующей инфраструктуры, которые связывали купцов, солдат, и путешественников и беженцев Европы и Сирии с Индией и Китаем. С шестого века нашей эры этот коридор надежно охраняли кочевники-тюрки Средней Азии. Также, иранские и тюркские солдаты охотно служили в китайской армии. Одним из них был Ан Лушан (703-757). Человек богатырского телосложения, пользовавшийся успехом у фаворитки императора, будучи согдийцем по отцу и тюрком по матери, он претендовал на императорский трон времен империи Тан. «Ан» с китайского переводится как «Бухара», а «Лушан» это ничто иное, как популярное таджикское имя «Равшан».

Continue reading Камолуддин Абдуллаев: Кто хозяин на Памире?

Что связывало таджикского короля Афганистана с Таджикской ССР Подробнее:

Ровно 90 лет назад была провозглашена Таджикская ССР. Одновременно, в начале 1929 г., в Афганистане рухнул режим Амануллы Хана и к власти пришел таджик – Хабибулла Калакани, известный также как Бачаи Сакао (сын водоноса). Правление первого и последнего непуштунского короля Афганистана длилось 9 месяцев и завершилось одновременно с провозглашением ТССР.

Есть ли связь между этими событиями, постарается разобраться известный историк Камол Абдуллаев

Continue reading Что связывало таджикского короля Афганистана с Таджикской ССР Подробнее:

Interview mit Kamoluddin Abdullaev: Die Geschichte der Tadschiken ist ebenso tragisch wie die Geschichten des “Stillen Don”

Übersetzung und Kommentierung [in eckigen Klammern]: Andreas Mandler und Thomas Loy
Mit freundlicher Genehmigung von Umed Babakhanov

Kamoluddin N. Abdullaev wurde am 21. Februar 1950 geboren. Er ist Historiker und eine bekannte Persönlichkeit Tadschikistans. Aus Anlass seines 70. Geburtstages sprach der Jubilar mit Haidar Shodiev von der Zeitung “Asia-Plus” über wenig erforschte Seiten der Geschichte des tadschikischen Volkes, die Bedeutung von Ausbildung und Professionalität, sowie seine eigenen wissenschaftlichen Aktivitäten.

Continue reading Interview mit Kamoluddin Abdullaev: Die Geschichte der Tadschiken ist ebenso tragisch wie die Geschichten des “Stillen Don”